Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

  • qwentin

Шекшеев А.П. Гайдар и красный бандитизм: последняя тайна (начало)

Национальная идея, о необходимости разработки которой столь часто заявляют политические деятели, должна базироваться на прочном фундаменте осознания общественностью своего исторического прошлого. При наблюдающемся в настоящее время дефиците личностей, для построения гражданского общества важен поиск героев, чей пример мог бы стать жизненным ориентиром. Поговорим о крупных представителях российского социума, деятельность которых оставила неизгладимый след в истории.

Collapse )
  • qwentin

Гайдар, в воспоминаниях Паустовского

Константин Паустовский. Книга о жизни. Далекие годы.

"...Много лет спустя я рассказал своему другу, писателю Аркадию Гайдару,
как мосье Сэрму обучал нас французскому языку по олеографиям.
Гайдар обрадовался, потому что и он учился этим же способом.
Воспоминания начали одолевать Гайдара. Несколько дней подряд он разговаривал
со мной только по методу Сэрму.
Мы жили тогда под Рязанью, много бродили, ловили рыбу в озерах.
-- Что мы видим на этой картинке? -- неожиданно спрашивал по-французски
Гайдар во время наших скитаний и тут же сам себе отвечал: -- Мы видим
негостеприимную деревню, покидаемую бедными путниками. Мы видим поселян, не
пожелавших обменять путникам три яйца на горсть табаку.
Когда мы возвращались в Москву по пустынной железнодорожной ветке от
станции Тума до Владимира, Гайдар разбудил меня ночью и спросил:
-- Что мы видим на этой интересной картинке? Я ничего не видел, потому
что свеча в фонаре сильно мигала и по вагону бегали тени.
-- Мы видим,-- объяснил Гайдар,-- одного железнодорожного вора, который
вытаскивает из корзинки у почтенной старушки пару теплых русских сапог,
называемых валенками.
Сказав это, Гайдар -- огромный и добродушный -- соскочил со второй
полки, схватил за шиворот юркого человека в клетчатой кепке, отобрал у него
валенки и сказал:
-- Выйди вон! И чтобы я тебя больше не встречал в жизни!
Испуганный вор выскочил на площадку и спрыгнул на ходу с поезда. Это
было, пожалуй, единственное практическое применение метода господина Сэрму..."